Любовался ее телом

Глава 1. Будущие матери

- Глашка! Приведи мне новеньких девушек! - Сидя на лавке приказал Петр Сергеевич.

Открыв дверь комнаты, женщина впустила трех девушек.

- Вот эти, барин, еще невинные девки. Дашка и Настасья. А вот эта, что потельнее, да фигуристее, это молодая вдова Наташка, жена нашего недавно помершего кузнеца Тимохи. Ты приказал старосте отбирать самых красивых, гладких, да здоровых девок и баб. Так, эти батюшка, будут самые лучшие.

- Вот ты, Наташка, кажется. Подойди ко мне.

Мелко переступая на чистом полу маленькими босыми ступнями, тяжело вращая красивыми бедрами, молодая женщина робко приблизилась к нему..

- Руки с груди убери! Что ты их от меня прячешь?! Опусти их, меня тебе нечего стыдиться.. Хороша баба! Ах, хороша! Ничего противного не скажешь. Ей богу, хороша! Молодец, староста. В этот раз действительно хороших баб отобрал. Пойдем со мной красавица.

Послушно отправившись вслед за барином, молодая женщина с любопытством осматривалась вокруг. Судя по роскошному убранству комнаты, посреди которой стояла огромная кровать, это была опочивальня. Сняв халат, молодой барин бесстыдно предстал перед ней во всей мужественной красе обнаженного тела. Увидев его мужское орудие, она с естественной стыдливостью, быстро прикрыла глаза рукой.

- Вот что девка. Родишь ты мне нового здорового работника.. И ни какого ни будь, а самого лучшего. Его отцом буду я. Я, как ты видишь мужчина молодой, здоровый, так что и дети от меня будут хорошие, так что ложись на кровать, и будь готова по-бабьи меня принять. А я посмотрю, какова ты, как баба, хороша ли, приятна ли?

Стыдливо краснея, молодая женщина взобралась на кровать, покорно легла перед ним и прикрыв глаза рукой, послушно раздвинула перед ним подогнутые гладкие ноги. Он с вожделением узрел ее темнеющее волосами промежье и раздвоенные складки раздвинутой половой щели, с торчащим розовым язычком хотенчика. Его член возбудился и возлегши на трепещущее тело молодой женщины, он шире раздвинул ее ноги и привставши над ней, попробовал с ходу вставить в нее член. Но это ему не удалось. Несмотря на широкие бедра, ее миниатюрная половая щель не вместила большой член барина.

Ему пришлось изрядно помучиться, прежде чем его похожая на грибок шляпка наконец вошла в розовое отверстие ее половой щели. Кусая губы, сдержанно постанывая, Наталья инстинктивно вскидывала бедра и инстинктивно сжимала его коленями. Заталкивая в нее член, барин сделал несколько резких толчков и когда их бедра соприкоснулись, их тела были влажны от усилий.

- Барин, сладкий ты мой! Какой ты большой и крепкий! - Жмурясь от удовольствия, жарко прошептала дрожащая под ним с раскинутыми ногами женщина.. - Ты мне сделай ребеночка, а я его тебе вскормлю, выращу здоровеньким.

Польщенный ее похвалой, Петр Сергеевич признательно поцеловал ее в свежие припухшие губы.

- Ты пусти меня в себя, Наташа.. Пусти, милая. Не сжимайся милая. Расслабь ножки.

- Бери меня милый барин. Бери миленький. Я, страсть, как хочу тебя.

- Обними меня. Да прижми жарче, чтобы восхотел я тебя.

Просунув руки ей подмышки, он сладострастно обнял ее и прижимаясь к ее упругой груди, размеренно задвигал большим членом. Сладострастно стеная, она вскидывала навстречу ему сильные, раскрытые навстречу бедра. Насыщенный любовью воздух дурманил их. Жарко целуясь с барином, Наталья самозабвенно подмахивала ему. Издав сдавленное рычание, он вонзил в нее член и брызнул в ее лоне фонтанами в изобилии изливаемого семени.

- Ох, хороша ты Наташа! Ублажила меня на славу.

- Эй! Глаша! Введи ко мне следующую девку! - Слезая с подрагивающей от наслаждения молодой женщины, крикнул он. - А ты лежи, отдыхай и смотри, как я сейчас их бабить буду. Сладостное это дело из девок баб делать.

Увидев бесстыдно раскинувшуюся на постели Наталью, вошедшая в опочивальню молодая девушка, ало вспыхнула от стыда.

- Как твое имя, девица?

- Дарьей, меня зовут, барин, - с осуждением глядя на непристойно раскинувшуюся на постели Наталью, отвечала девка..

- Подойди ко мне Даша, да ложись рядом с Наташкой.

- Девушка, я еще барин. Пожалей, не порти меня. Жених у меня есть. Под венец с ним пойдем..

- Про жениха своего теперь ты лучше забудь. Мне нужна твоя утроба. Чтобы родила для меня много здоровых младенцев.. Опусти руки, не прячь от меня свои прелести.

- Барин, миленький, мне так стыдно перед тобой.

- У тебя прекрасная грудь, великолепные бедра, - не слушая ее, заметил он.

Подойдя к ней он крепко потискал, тщательно ощупал тугие полушария ее полной груди.. Не смея перечить барину, девушка, сконфуженно вспыхнула.

- Превосходная у тебя грудь.

Поворачивая ее, он пощупал ее крепкие бедра, заставив расставить ноги, потаенное место, с удовольствием потискал тугие окорока ее зада. Хороша, девка.

- А сейчас, ложись на кровать.. Наташка, покажи ей, как надобно лежать, чтобы мне удобно было ее иметь.

Улегшись на постель, девушка покорно подчинилась Наталье, заставившей ее подогнуть под зад ноги и широко раздвинуть колени, отчего ее маленькая, аккуратная щель распахнулась, открыв нежную розочку ее малых половых губок и крошечный похотничок. Улегшись на дрожащее от страха тело девушки, барин втиснул в нее член и не обращая внимания на ее болезненный вскрик, сладострастно овладел ею.

Подсунув руки под ее упругие ягодицы, он крепко стиснул их ладонями и принялся атаковать ее лоно членом. Отрывисто постанывая, Даша расслабленно раскачивалась под ним. Охватившее желание, помрачило ее разум и распаленная мужскими действиями молодого барина, она принялась пылко помогать ему. Это, понравилось ему. Целуя девушку в открытые, жарко дышащие губки, он долго любил ее и излившись два раза, свалился с ее мокрого сотрясающегося от наслаждения тела.

- Глаша! Сегодня более не приводи ко мне девушек. Отправь их назад, и прикажи хорошо кормить. Мне надобно, чтобы эти девки были крепкими и здоровыми.

- Слушаюсь, барин. А что с этими делать?

- Оставь их у меня до утра. Пусть греют мою постель и ночью ублажают меня.

Лежа в постели, он привлек к себе Наташку и вдохнув опьяняющий запах ее кожи, гладя по сытому заду, сладострастно присосался к ее по-девичьи упругой груди.

- Барин! Миленький мой! - Подставляя ему грудь, благостно стонала она.

- Вот что Наташа. Пока не зачнешь от меня младенца, все это время, будешь со мной спать, ублажать меня телом своим.

- Как скажешь барин. Люб ты мне! Ох, как люб!

Ее приятные его сердцу слова распалили в нем пламень нового желания. Опрокинув девушку на спину, он сызнова пылко овладел ею. Блаженно стеная, она раскачивалась под ним, крепко кусая свои пухлые губы.

- Ох, барин! Ох, миленький! Глубже засади! Больно сладко ты любишь! - Вскидывая налитые бедра, молила она.

- Люб я тебе говоришь? Хорош, для тебя? А вот так, нравится тебе? - Всаживая в нее свой член, с придыханием вопрошал он.

- Ох, хорошо барин. Ох, милый барин! Ох, пожалей, не люби меня так страстно! Истекла я уже соками? Муками изошла! Пощади меня, не то я сейчас помру от услады, мочи уж нет терпеть.. Ох, смертушка моя пришла!

Она дернулась, конвульсивно изогнулась и судорожно хватая его за голые плечи, закричала в упоении.

- Вот это мне нравится! А то лежат, словно это не баба, а бревно бесчувственное, - довольный поведением распаленной его ласками девки, проворчал он. - Ишь ты, как она вскидывается! Чувствуется, что не притворное это чувство, настоящее. Ты давай, давай, помогай мне, Наташа.

Став фавориткой барина, Наташа ежечасно присутствовала при всех его забавах с молодыми девками. Когда к нему в опочивальню привели молоденькую, шестнадцатилетнюю Полюшку, дочь Егора Петрова, она с невольной жалостью посмотрела на эту изящную, маленькую девушку. Ох, не сладко же ей придется под барином.

- Барин! Миленький! Страшно-то, как!

Плача навзрыд, Полюшка покорно легла перед ним, с испугом таращась на его большущий, длинный член. Жалея девушку, Наташка заботливо смазала ее нежную раковинку конопляным маслицем.

- Не реви! Не под кнут ведь идешь, а рожать мне деточек будешь, - ложась на нее, проворчал он.

Всхлипывая и швыркая маленьким носиком, она с испугом смотрела, как он пытается затолкнуть в нее член. Но ее замшевая скважинка была слишком мала для него.

- О-ох! Барин! Я не могу! О-ох! - Тараща глазки от натуги, жалобно всхлипывала она.

- Ничего, все равно я тебя возьму, - уверенно отвечал он, налегая на ее дрожащее тело. - Все равно пустишь меня.

Ее глазки стали мутнеть, губки горячечно раскрылись и громко пукнув, она вскрикнула.

- Вот видишь? Все равно получилось. Стала ты у меня бабой, - заглядывая под себя, с удовлетворением проворчал Петр Сергеевич.

Его толстый член утопал в замшевом колечке ее плотно охватывающих его половых губок. С усилием двигая в ее скважине членом, он с любопытством смотрел в ее разгорающееся, становящееся еще прекрасней девичье лицо.

- Ох батюшка, зря Грушенька пряталась от старосты. Сладость неописуемая! Кричать от счастья, хочется!

- Грушенька, говоришь? Кто же это такая? И почему она от моего старосты пряталась? Это твоя старшая сестра?

- Старшая сестра, барин. Маменька меня старосте, вместо Груши отдала, а ее хочет замуж за сына старосты отдать.

- Вот как? Я прикажу завтра ему привести твою сестру, а твою мать выпороть, чтобы не перечила мне, не ослушивалась меня.

- Пощади, маменьку барин. Она же меня вместо Груши послала. Завтра ты и ее заберешь.

- Хорошо. Вот придут они ко мне, тогда и посмотрю, стоит ли наказывать ее. А тебя, как и Наташку, оставлю пока у себя, для утех. Будешь спать со мной, услаждать меня. Ласковая ты, приятная девка.

Глава 2. Тайная жена

Услышав от старосты строгий приказ барина, явиться в имение вместе с Грушенькой, Пелагея обмерла от страха. Знать прознал барин про то, что вместо старшей дочери, она отправила к нему свою младшую дочь Полю, которую недолюбливала.

Войдя в опочивальню она увидела сидящего в кресле барина, и подтолкнув дочь, упала перед ним ниц.

- Не казни меня батюшка! Бес меня попутал. Привела я тебе, как была должна, Грушу. Прости меня, за ради бога!

Несмотря на более чем тридцатилетний возраст, Пелагея тоже была пригожей, довольно соблазнительной бабой, с красивой полной грудью и широким задом. Это не могла скрыть даже ее простая, хотя и по фигуре сшитая одежда. Заметив ее несомненные достоинства, Петр Сергеевич воспылал желанием попробовать, какова она, в постели. Девок он уже перепробовал много, они прискучили ему, так отчего же ему не попробовать красивую, аппетитную бабу?

- Наташка! Поля! Подите отсюда вон! Вы мне сегодня не надобны. Да скажите дворне, чтобы не тревожили меня. Барин почивать изволит. Идите!

- Ох, не к добру это, Наташа. Как бы он маму не высек.

Посмотрев на непонятливую девчонку, Наталья лишь загадочно усмехнулась. Она уже поняла, что ее мать приглянулась барину, как баба.

- Непременно высечет, Поля. Только не палкой, а своею мужской дубинкой. Как нас с тобой высек. Разложит ее в постели голую и на славу высечет.

- Что ты говоришь? Как, можно? Моя маменька строго блюдет себя. А ежели тятенька об этом грехе прознает? Что же тогда будет?

- Дура ты, Полинка. Как есть, глупая девчонка. Да что ему до того, что она строгая, блюдущая себя женщина? А он вот восхотел ее, и теперь принудит раздеться, так она для него не только разденется, но и с охотой ляжет под него. А шибко противиться будет, под кнут пойдет, а потом барин ее, коли снова захочет, все одно под себя положит.

- Вот, горюшко для маменьки. Как же теперь они с тятей после этого жить будут? Тятенька возненавидит ее за прелюбодеяние. Грех это великий!

- Господи! Да какое же это горюшко? Ну полежит она часок под ним, всласть потешит своим белым телом барина, сама удовольствие получит. Вот и все дела. От нее ведь не убудет. Она баба, ей это привычно, под мужиком с раздвинутыми ногами лежать.

Она, неожиданно хихикнула.

- Потом будет лежать под твоим тятенькой, и вспоминать, как это с барином было.

Выслушав его приказ разоблачаться, Пелагея сильно побледнела и стала еще красивей. Сняв одежду, она осталась в длинной холстяной рубахе под которой соблазнительно колыхались большие дыни ее зрелых грудей.

- Рубашку, ты тоже снимай. А ты чего замерла и стоишь?! Особого приглашения от меня ждешь?! Немедленно снимай одежду! - Строго прикрикнул он на Грушу.

Не осмеливаясь плакать в голос, молча глотая слезы, она снимала одежду глядя со страхом и недоумением на нескромно обнаженную мать. Грех то какой! Мужняя ведь женщина, не девка молоденькая. Как же это можно замужней женщине, перед посторонним мужчиной оголяться?

- Иди на кровать Палаша. Ложись на постель, приготовься, словно под мужа ложишься. Поди ко мне красавица.

Густо покраснев от срама, но не смея перечить барину, подрагивая полным задом, женщина медленно приблизилась к постели и улегшись на мягкую, словно руки матушки пуховую перину, подогнув под себя пятки, широко раздвинула перед ним ноги. Задевая ее толстые горячие ляжки, он улегся на ее взволнованно подрагивающее тело и его член радостно окунулся во влажную, чутко стиснувшую его скважину женщины. Словно нежные ласковые губы облекли его.

Он услышал ее возбужденный вздох и ее выпуклый живот сильно вздулся и плотно прильнул к его животу.

- Ах, сладость какая! - Радостно выдохнул он принюхиваясь к аромату ее пахнущих луговыми травами гладко причесанных волос. - Совсем иное дело, не то что неопытные девки. Умеешь ты принять желанного гостя Палашенька.

- Спасибо за доброе слово барин, - вздрагивая широкими бедрами, едва слышно прошелестела она. В ее глазах потемнело от услады. Большой член барина приятно наполнял ее лоно. Вот бы век ей так лежать и блаженствовать, не то что ее неумелый, да квелый в постели супруг.

- Понежь меня, милая Палашенька. Поласкай меня на славу. Вижу, что можешь ты это. Ох, можешь!

- И ты мне очень сладок барин.. Всю жизнь с мужиком честно прожила, а не чаяла, что, оказывается, бывает эдакая сладость. Ты уж не тронь пока Грушеньку, ежели хочешь, я за нее с тобой сполна расквитаюсь. Буду любить тебя так, как ни одна барыня тебя не любила.. Люб ты мне барин. Ох, люб!

- Ты также люба мне, Палаша. Отныне будешь у меня домоправительницей, вместо хозяйки в имении, а уж без ласки мужской, ты ни когда не останешься. Ни разу не пожалеешь, что оставила мужа.

- Воля твоя барин, - с облегчением отвечала женщина. - Коли ты приказываешь мне остаться в имении, ничего не поделаешь, я останусь у тебя.

- Ах, Палаша. Экая ты кудесница!

- Барин, миленький! Разве эдакая благость возможна? Сладость то какая! Нежишь ты меня своей плотью. Стонать в голос, хочется от услады.

- Ты бедрами, бедрами поддавай, чтобы лучше чувствовал я тебя.

- Али не чувствуешь ты меня барин? - Вскидывая бедрами, страстно выдохнула она.

- Чувствую. Еще как чувствую.. Словно сосешь ты меня. Высасываешь из меня соки любви. Какая она у тебя страстная, и приятная! Ласковая!

- Так это с тобой она такая страстная барин. Коли ей гость по душе, да в радость.

- Ох, Палаша! Нету мочи у меня терпеть!

Схватив ее за толстые бедра, он вонзился в ее тело и сладострастно содрогаясь под ее блаженный вой, неистово извергся в нее щедрым ливнем семени.

Сидя на скамеечке, нагая Грушенька, с недоумением взирала на них. Она ожидала, что лежа под барином, маменька начнет плакать и стонать навзрыд от горя, слезно умолять его не трогать ее, а вместо того, блаженно всхлипывает, сладко стонет, и охая шибко вскидывается под ним. Услышав рычание барина и сладострастный вой маменьки, она увидела, как подмяв под себя ее пышное тело, голый барин наносит беспощадные удары по ее бедрам. С каждым звучным шлепком их мокрых от пота тел, она слышала его рычание и радостные стоны маменьки.

Скатившись с нее, он обнял маменьку и держа ее за грудь, с недоумением уставился на жадно взирающую на них девушку.

- Ты еще здесь? Иди пока, прочь. Скажи бабам, что сегодня ты мне не нужна.

- Иди-иди, милая доченька. Мы с барином без тебя обойдемся, - веселым и непривычно воркующим голосом приказала маменька, глядя на нее светящимися, словно умытыми родниковой водой чистыми глазами.

Обнимая ее, барин гладил у нее под животом густой ковер волос под животом, ненасытно теребил ее срамные губы, а она сладко ежилась в его объятиях и взволнованно вздыхая, крепко прижималась к нему пышным задом.

Приподняв ее тяжелую ногу, Петр Сергеевич поправил член и прижимая бедра к ее ягодицам скользнул внутрь ее чутко сжавшегося лона.

- Ох, барин! Баловник ты. Разве же можно так-то сзади? Эдак я еще не разу ни пробовала. А все равно сладко!

- Со мной Палаша, ты еще много чего попробуешь.

- Ох и приятно же мне сейчас барин. Совестно признаться, а как мужчина, ты лучше моего Кузьмы. Слаще. Всей утробой тебя чувствую.

- Теперь ты будешь ублажать меня, Палашенька. Нравишься ты мне, мужское начало во мне пробуждаешь.

- Ох барин! Ты прижми меня, шибче прижми! Чтобы я лучше чувствовала тебя.

- Так?! - С силой прижимаясь к ее обширному, нежно льнущему к его бедрам заду, с придыханием справился он.

- М-м-м! Сладость то экая! Господи! Век бы с тобой миленький барин не расставалась! Балуешь ты меня!

- Это ты меня балуешь, лоном своим бархатистым и страстным, милая Палаша.

Успокоенная тем, с каким наслаждением маменька лежала под ним, взволнованная Грушенька возлегла на постель и по ее примеру подогнув стройные ноги, широко развалила колени. С вожделением взирая на ее целомудренный грот, Петр Сергеевич лег на дрожащую девушку и кое-как втиснув в нее член, закрыл ее рот поцелуем. Мыча от боли и натуги ему в рот, она напряглась и резко вздрогнув, ощутила в утробе его вторгшийся член. Первая боль быстро прошла, уступив место чувству наслаждения. Инстинктивно вскидывая бедрами, она пылко предавалась с ним любви.

- Как ты походишь на свою милую маму! - Отрываясь от ее вспухших губ, прохрипел он. - Такая же страстная и приятная внутри. Со временем, ты заменишь ее.

- Спасибо тебе миленький барин, за ласки нежные. Ох, барин! Ох, миленький!

- Грушенька! Девочка моя!

Долго содрогаясь на ее распростертом теле, вбивая в нее член, он щедро наполнил ее лоно семенем, зачав жизнь нового человека.

Кусая вспухшие губки, Груша смотрела на лежащую рядом с ними мать затуманенными страстью глазами, но не видела ее. Видя сладостные женские муки мечущейся под барином старшей дочери, Пелагея остро завидовала ей. Как бы она хотела сейчас лежать под ним на ее месте и впитывать в себя щедрые струи его животворного семени.

Оставив слабо вздрагивающую от блаженства Дуняшу, он набросился на нее и подмяв под себя ее послушное тело, с мужским нетерпением вбил член в ее радостно раскрывшуюся для него половую щель. Сладко чмокнув, она без остатка приняла его.

Радостно стеная, Пелагея резко задергалась под ним, страстно сжимая его бедра горячими ляжками. Целуя ее разгоревшееся лицо, барин наслаждался страстными сокращениями ее нежного лона. Охватывая его плоть, оно словно большие пухлые губы высасывало из него любовные соки. Не стерпев этой сладостной неги, он крепко стиснул ее страстно трепещущее тело и громко урча от удовольствия, с новой силой излился в нее.

Ежедневно ложась в постель барина, Грушенька перестала стыдиться матушки, которая сама по-женски привечала его в ее присутствии. Его возбуждало, что он любит на одной постели красавиц мать и дочь.

По деревне о Пелагее змеями поползли пакостные слухи, о том, что вместе с дочерьми, она теперь по-бабьи ублажает барина. Особенно злорадствовала старостиха.

Матвею Дормидонтовичу до сих пор удавалось укрывать от глаз барина свою красавицу Лушу, которую он намеревался отдать под венец с управляющим барина сорокалетним вдовцом Сидором Лукичом.

Навестив папеньку, Груша пришла заплаканная. Встретив ее на улице, старостиха Матрена ядовито спросила у нее, как они с матушкой своими телами бесстыдно ублажают молодого барина? Вместе ли, они лежат на его постели, али все таки порознь? А ведь она сама матушка, перед барином, тоже не без греха. Прячут они от него Лушку и, это сходит им с рук. Стоя в двери, Петр Сергеевич внимательно выслушивал ее жалобы.

- Вот как?! Да как он посмел! Значит, староста, скрывает от меня свою дочь?

- Ох, барин! Грех я взяла на душу, - смутилась Грушенька. - Накляузничала Вам.

- Тимошка! Сидор! Немедленно ко мне! - Разгневанно вскричал Петр Сергеевич.

- Звал, барин!

- Высеките кнутами и бросьте в чулан старосту Матюшку, а его дочь Лушу доставьте ко мне в усадьбу. Он ее прячет от меня, так Вы ее хоть из-под земли достаньте! Я ему покажу, как противиться воле господина. Высеките его примерно! Чтобы другим неповадно было!

- Слушаюсь батюшка. Сделаем, за милую душу! - Низко кланяясь ему, радостно загомонили мужики.

Гордого, зазнавшегося перед ними старосту, они не любили и приказ барина как следует высечь его, исполнят с превеликим усердием.

Распростершись перед барином Матрена жалобно завыла. По ее лоснящемуся от жира лицу текли обильные слезы. С усмешкой посмотрев на нее, Петр Сергеевич заметил срамные взгляды мужиков, которые жадно поедали глазами широкий, точно чувал выставленный зад старостихи. Он понял, как может наказать ее.

- Заберите ее с собой и примерно прочистите ей все отверстия. Чтобы не распускала про баб ядовитые слухи. Пусть сама живет в их положении. Отдаю ее Вам в полную Вашу власть. Делайте с ней все, что захотите и в одной рубахе, отпустите ее домой. Пусть увидят, как примерно я наказываю непокорных моей воле крепостных.

Матрене в полной мере пришлось изведать все, чем она очерняла соседок. Растелешив ее донага, падкие на женские прелести мужики, долго тешились ее сдобным телом.

Широко раскинув толстые ноги, лежа на вонзившим в ее сдобный зад член Сидором, завывая от бесчестья, она часто колыхалась под Кузьмой, пылко засаживающим в ее пухлую щель гигантский, длинный член. Меняясь местами, они долго терзали ее отверстия, наполнив лоно и зад щедро испускаемым семенем.

Ее привычная к любви утроба чутко откликалась на вторжение мужских жезлов. Злобно воя под терзающими ее тело мужиками, она сладострастно содрогалась в экстазе, ее лоно сжимало большие члены истязателей.

Бредя в разодранной до пупа рубахе, тряся голой, с ярко алеющими любовался зацелованными сосцами, здоровенной грудью, она жалостно выла от стыда. Посмотрев на нее холодными глазами, барин приказал ей отправляться на скотный двор, а новым старостой назначил бывшего мужа Палашки. Кабы знать ей, что эдак обернется, так побежала бы к нему на поклон, да подстелилась бы под него, ублажила его своим телом пышным, горячим на ласки.

Не надеясь на его жалость, она завернула на опустевший двор Трифона и зайдя в избу, покаянно распласталась перед ним на гладко утоптанном земельном полу.

- Прости меня Тришенька, грешную, если сможешь. Виновата я перед тобой.

При виде ее бесстыдно обнаженных пышных телес, в его глазах вспыхнул огонь вожделения. Сдобная Матрена давно уже нравилась ему, а сейчас, когда она растоптана и пришла с покаянием, он может делать с ней все, что пожелает. Вот и баба для него. Ничего, что барин отдал ее своим дворовым мужикам на бесчестье, покладистей будет теперь.

- Встань, не вытирай телом белым пол. Матреша, встань милая. Нечего тебе валяться на грязном полу. - Поднимая ее, мягко произнес он. Под его руку попала ее большая мягкая грудь и не сдержавшись, он с жадностью стиснул ее. Распаленное мужиками тело женщины отозвалось чувственным трепетом.

- Чего уж теперь мне беречь свою женскую честь, коли барин растоптал ее. Бери меня Триша, пользуйся сколько хочешь, - приникая к нему полным телом жарко прошептала женщина.

Дрожа от страсти, Трифон сбросил одежду, обнажив сильное жилистое тело и стащив c нее изодранную рубаху, повлек на постель. Покорно повалившись на спину, Матрена схватила его корень и возбуждающе помяв его, засунула в свою мокрую щель.

Даже Кузьма с его жеребячьим членом не вызвал в ее теле такого желания, как Трифон. Ярко раскрасневшись лицом, она неистово подмахивала ему, все более уверяясь в том, что она нужна ему и отныне, он будет ее супругом.

Оторвавшись от ее полной груди, Трифон ненасытно потискал ее половую щель.

- Матреша. Забудь все, что с тобой в гневе сделал барин. Стань моей супругой. Я умолю его и он отдаст тебя мне, ведь в конце концов, он пользуется моей бывшей женой. Говорят, она вместе с дочкой ублажает его в постели.

- Триша, ты думаешь барин, согласится, на то, чтобы я стала твоей женой? - Ластясь к нему, робко спросила Матрена.

- Я умолю его отдать тебя. Не зверь же он в самом деле.


- Я согласна быть твоей верной женой Тришенька.

Отходчивый Петр Сергеевич смиловистился над ней и отдал ее Трифону.

Лежа в его объятиях, Палаша ласково поцеловала барина в грудь.

- Спасибо батюшка, что отдал ее Трифону. Она будет ему хорошей, покорной женой. Когда-то в девичестве, мы дружили с ней, а потом став старостихой, она возгордилась. Ты преподал ей хороший урок. Надолго она его запомнит и уж ни когда не забудет.

- Умная ты у меня женщина, Палашенька.

- Да уж, что есть, то есть. Барин, мне кажется, моя Любочка в тягости, понесла от тебя.

- Очень хорошо, что ты напомнила о ней. Покличь ее ко мне, я хочу насладиться ею.

- Баловник ты барин, - теребя его член, воркующе рассмеялась женщина.

- Ах ты радость моя!

Опрокинув ее, барин страстно, словно бы впервые неистово овладел ее ласковым телом..

Увидев, как безжалостно обошелся с маменькой барин, Луша сжалась от страха. Вот возьмет барин, да и прикажет Кузьме с Сидором, уволочь ее с собой и обесчестить.

Подойдя к ней, барин пощупал ее грудь, погладил между ногами и с удовольствием потискав широкий, словно у бабы, тугой зад, остался ею доволен.. Подойдя к ней сзади, он просунул руку между ее ногами и когда она непроизвольно раздвинула их, низко присев, он направил член в разрез ее щели. Нанизываясь на него, девушка жалобно застонала. Сжимая ее в сильных объятиях, он неуклонно распрямлял. С болью прорвав ее девичью преграду, его член вошел в ее трепещущее от боли и страха тело..

Тиская ладонями упругие полушария ее по-женски зрелой груди, он размеренно шлепал бедрами по ее выпяченному заду.

- Помогай мне. Помогай девушка! - Глубоко всаживая член, прохрипел он.

Вертя полным задом, раскрасневшаяся от прилива возбуждения Луша, крепко прижималась им к его бедрам. Член барина приятно ласкал ее нутро. Подтащив ее к кровати, он поставил ее коленями на край и держа за раскоряченный зад, принялся с силой вбивать член в выпяченные складки ее щели.

- Барин, миленький! Ох, смертушка моя пришла! - Качая отвисающими грудями, благостно застонала девка.

Натянув ее на член, он с рычанием излился в нее. Упав на постель, дергаясь от услады Луша, застонала и обмочилась.. Но барин не рассерчал на нее.

У Любаши, заметно округлился очаровательный животик. Эта едва заметная округлость придавала ее юному телу неизъяснимое очарование. Подозвав к себе, Петр Сергеевич с разгорающимся влечением погладил девушку по пухленьким губам и засунув в них палец, потискал ее крошечный хотенчик. Чутко затрепетав, она схватила рукой его член и мягко стиснув его, посмотрела на Петра Сергеевича с мольбой.

Уложив девушку на постель, он лег между ее ножками и поводив членом по ее увлажнившейся щелке, с удовольствием овладел ею.

- Барин, миленький! Я так хотела тебя.

- Ты уж батюшка, не держи ее в черном теле. Она на сносях, а в этом положении, ты будешь нужен ей часто. Она сейчас в полной охоте. Люби ее, хоть каждый час и все ей мало будет..

- Знаешь Палаша, я думаю не будет большим грехом, если я попрошу взять ее на попечение Алексея Дмитриевича. Любаша уже в интересном положении и он не испортит ее. Он давно засматривается на моих девушек.

- Так он же молоденький. Ему всего лишь шестнадцать зим миновало, - не удивляясь его словам, заметила Пелагея.

- Вот пусть он и учится на Любаше. Он юноша горячий, в самой поре любви. Женщина ему не помешает. Ты, Палаша научи его, покажи ему, как любить женщину, чтобы он ненароком не испортил мне девушку.

- Хорошо барин. Алексей Дмитриевич, Ваш двоюродный братец, юноша чистый, застенчивый. Я всему научу его.

- Пусть потренируется с твоей Любашей, а в скором времени, я планирую обвенчать его с Полиной Викторовной Смолевской, соседней помещицей. Недавно у нее умер отец и она просила моей помощи. Я намекнул ей, что буду рад видеть ее своей ближней родственницей. Она смутилась, вспыхнула, но с интересом посмотрела на Алешу. Чем не жена ему?

- Я видела молоденькую барыню. Хорошенькая девушка, только несмышлена она еще для супружеской жизни.

- А я для чего? - С намеком спросил ее Петр Сергеевич и рассмеялся.

Палаша поняла, что молоденькая дворяночка не минет его постели.

Войдя в покои молодого барина, Пелагея почтительно поклонилась.

- Чем я тебе обязан, Палаша? - Подходя к ней, почтительно спросил Алексей Дмитриевич. Он знал о ее особом положении фаворитки, любовницы старшего брата и старался не сердить ее.

- Барин, ты знаешь мою дочку Любашу?

- Это молоденькая девушка, которая находится сейчас в интересном положении? Конечно я знаю ее. Очень красивая девушка, - вкладывая в свои слова особые чувства, он невольно выдал себя.

- Не серчай на меня барин. Скоро наш барин обвенчает тебя с соседней помещицей Смолевской, - Алексей Дмитриевич радостно вспыхнул. - Чтобы ты умел обращаться с молодой женой, тебе надо немного привыкнуть к женщинам. Моя Люба сейчас в положении и ей каждодневно надобен мужчина, ты барин понимаешь для чего. Она научит тебя всему и сама будет довольна тобой.

- Ты предлагаешь мне свою дочь в постель? - Растерянно пролепетал он.

- Да.

- Но я ничего не умею. Не знаю, что надобно делать с женщиной.

- Ох, дитя несмышленое. Не бойся, я тебя научу. Придется самой взяться за твое обучение. У тебя сейчас есть охота? На меня?

- Е-есть. Ты такая красивая.

- Только не сказывай братцу, что это я учила тебя, что делать с бабами. Сними панталоны.

- Это нужно? - Расстегивая их, робея спросил юноша.

- Конечно же нужно, птенчик мой, - рассмеялась она и стащив сарафан, сняла нижнюю полотняную рубашку.

Увидев ее роскошное зрелое тело, юноша быстро обнажил бедра и наружу упруго взметнулся его возбужденный довольно большой член. Закрыв его рукой, он смущенно покраснел.

- Своего мужского отличия ты можешь не стесняться. Оно у тебя красивое и хорошего размера. Поди ко мне.

Приблизившись к ней он ненароком коснулся членом ее мохнатой половой щели и густо краснея, вздрогнул.

- Возьми его ручкой и поднеси к моей щели, а теперь прижмись ко мне. Ох, как сладко!

Схватив ее за плечи Алексей Дмитриевич конвульсивно излился в ее лоно. Полагая, что это все, он хотел было отстраниться от нее, но она удержала его в объятиях.

Возбуждая его, вздувая живот, она прижималась к его животу и сжимая на члене влагалище, быстро добилась нового прилива его мужских сил. Ощутив, что его член сызнова наполнил ее, она мягко отвела и притянула к себе его бедра.

- Не спеши. Потихоньку двигая ими и у тебя все получится. Вот так. Вот так. Вот так. Сладенький ты мой.

Подмахивая юноше, она наслаждалась телесной близостью с ним. Развращенная Петром Сергеевичем женщина, только сейчас стала понимать его влечение к нетронутым, целомудренным девушкам. Приятно любить в первый раз, делать из чистого юноши опытного мужчину.

- Палаша, миленькая. Прошу тебя, давай продолжим обучение. Мне так приятно с тобой, - наслаждаясь ласками ее страстно сжимающегося влагалища просительно застонал Алексей Дмитриевич.

- Моя Любашенька ничем не хуже меня. Попробуешь ее, скажешь мне спасибо. У нее миниатюрная, страстная щелочка. Ты будешь от нее в восторге. Мне хоть и приятно, сладостно с тобой барин, а нельзя. Я принадлежу твоему двоюродному братцу. Коли ты вошел в охоту и тебе глянулись женские ласки, я могу послать к тебе горничную Марфушу. Она бобылка, и будет рада приласкать тебя.

- Это та печальная девушка? С большими, синими, словно озера глазами? Она очень красива.

- Какая же она теперь девушка? Баба, уже. А печальна она, оттого, что нет у нее друга сердечного. Вот ты и приголубь ее. Хочешь, я пришлю ее к тебе?

- А она согласится спать со мной?

- Глупенький ты барин. Как же ей не согласиться, ежели такой молоденький красавчик, да еще барин, зовет в свою пуховую постельку?

- Так скажи ей, что я жду ее нынче вечером, - смущенно попросил Александр.

- Ишь, как быстро ты разохотился барин, - рассмеялась Палаша.

Прижимая к ее волосам горящее лицо, Алексей Дмитриевич с силой прижался к ней и в ее влагалище хлынул буйный поток его семени.

- Ах, Сашенька! Сладенький ты мой мальчик, - содрогаясь в экстазе, жарко прошептала она. - Лей его лей, не жалей для меня своего семени.

- Палаша! Миленькая! - Отлипнув от нее, Алексей Дмитриевич без сил рухнул на постель.

Войдя в опочивальню, Марфенька вопросительно посмотрела на молодого барина. Тетя Палаша сказала ей, что он хочет ее.

- Ты уж не отказывай барину. Будь нежной, послушной ему, по-бабьи приласкай его и, как знать, может ты на всю жизнь привяжешь его к себе.

- Молоденький барин, красивый и очень застенчивый юноша..

- Вот и обучи его ласкам. Ему скоро под венец, а он не знает, как к бабе подступиться.

- Я обучу его.

- Иди к нему сегодня вечером, как только он захочет лечь спать. Поправь ему подушечку, наклонись над ним, постарайся чтоб грудь выпала ему на лицо, а он не выдержит, сам схватит тебя. Не противься ему, дайся и он твой.

Палаша не обманула его. Горячее тело Марфуши волнующе прильнуло к нему. Нежась в ее страстном влагалище, он нежно гладил ее спину и выпуклый зад. Поправляя подушку, она выронила из низкого выреза платья грудь, которая тяжелым мягким полушарием накрыла его лицо. Задыхаясь от страсти, он поцеловал ее грудь и схватив за талию, опрокинул на кровать. Страшась, что она воспротивится ему, он быстро задрал ее платье и увидев темный влекущий его треугольник волос, овладел ее телом. Шумно дыша, она пылко подмахивала ему. Изумительно приятный оргазм сотряс его тело.

Сняв одежду, она послушно легла в его постель.

Войдя в опочивальню, Любаша скромно опустила гладко причесанную головку. Она казалась Алексею Дмитриевичу робкой несмышленой девушкой, хотя братец несколько раз пользовался ею. Под длинной бязевой рубахой угадывались очаровательные очертания ее фигуры, с налившимися холмиками полной груди.

Поняв, что она в полной его власти и покорна ему, он уверенно подошел к ней. Сняв с нее рубашку, он невольно восхитился очаровательной прелестью ее готовящегося к предстоящему материнству изящного тела.

Потрогав выпуклый живот, он накрыл ладонью ее маленький лобок и воспылав вспыхнувшим желанием, стремительно увлек ее на постель. Покорно раздвинув ножки, она смотрела горящими глазами на его входящий в ее щелку член.

Любаша оказалась неистовой возлюбленной. Своими пылкими девичьими ласками, она выпила его до дна. Содрогаясь в третий раз, он страстно целовал истошно стонущую девушку.

- Ох, барин! Какой ты крепкий мужчина, - продолжая вздрагивать, ласкаясь к нему, произнесла она. - А матушка сказала мне, что ты способен любить лишь на два раза.

- Палаша сказала тебе, что я ее любил? - Удивился он.

- А что в этом удивительного? Должна же она была научить тебя любить женщин. Не бойся, наш барин ничего не узнает.

- Твоя матушка удивительная женщина. Я с таким наслаждением любил ее! До сих пор забыть ее не могу.

- Я скажу ей, она придет и утешит тебя.

- Я буду тебе очень признателен за это.

- Тебе нравится Марфуша?

- Очень, нравится. Она чудесная женщина. Настоящая красавица.

- Это моя сродная сестра. Хочешь, я приглашу к тебе Грушеньку. Ведь ты барин, когда видишь ее, постоянно облизываешься. Хочешь ее? Мы придем к тебе с мамой и Грушенькой.

- О, ты сделаешь мне огромный подарок. За это, я тоже отблагодарю тебя.

Любя то Палашу, то Грушу и Любочку, он наслаждался их нежными пылкими ласками. Петр Сергеевич очень мало уделял внимания Груше, поэтому когда младшая сестра позвала ее в спальню его брата, она охотно согласилась. Желание постоянно томило ее стремительно расцветающее тело. Пылко подмахивая молоденькому барину, она охотно позволяла ему сосать грудь. Вставив сзади в лежащую Палашу член, он сладостно сосал полненькую грудь томно вздыхающей Груши. Отпустив ее, он прижался к выставленному заду женщины и резко содрогаясь, обильно спустил в нее семя.

Экипаж Петра Сергеевича, стремительно завернул к ветшающему парадному ходу усадьбы Смолевской. Выскочив на крыльцо радостно просиявшая Полина Викторовна, подала для поцелуя руку соседу.

Никогда не выезжая на балы, не посещая соседей, она была девушкой застенчивой и имела полное неведение о семейной жизни. Петр Сергеевич был ее кумиром и непререкаемым авторитетом во всех делах.. Когда после ужина, он внезапно появился у нее в опочивальне, смущенно запылав, она прикрыла одеялом обнаженную грудь.

- Поля, мой младший брат Александр, просит Вашей руки. С ним, Вы будете счастливы.

- Это так неожиданно. Что я должна делать?

- Дать свое согласие на венчание.

- Скажите, так для меня будет лучше?

- Несомненно. Вы станете моей близкой родственницей и естественно, я возьму над Вами опеку. Вы так неопытны в жизни. Кроме того, мой долг старшего, и более умудренного в жизни мужчины, просветить Вас, в некоторых интимных вопросах.

- Да-да, непременно. Я почти не представляю, что мне делать с мужем.

- Вы юная, не осведомленная девушка и вполне естественно, Вам неизвестны некоторые нюансы семейной жизни. Вы наверное читали в романах о том, что между мужем и женой существует интимная жизнь.

- Что Вы! Матушка считала эти романы безнравственными и строго запрещала мне касаться их. Я понятия не имею, что такое интимная жизнь.

Петр Сергеевич едва не расхохотался. Эта простушка сама лезет в расставленные им сети. Он должен непременно воспользоваться ее полной неосведомленностью и подробно просветить в вопросах личной жизни. Любить молодую неискушенную девушку, это так приятно.

- Так слушайте же. Чтобы не опозориться, молодая девушка, перед браком, должна научиться любить мужа. Она должна отлично представлять, как вести себя с ним в постели. Поля, Вы знаете, для чего у Вас интимное местечко?

Девушка смущенно вспыхнула..

- Чтобы … чтобы в уединенном месте, справлять …

- естественную нужду. Вы это хотели мне сказать?

- Да милый Петр Сергеевич. Это, верно?

- Не совсем. Точнее, не полностью. Назначение Вашего интимного местечка, быть вместилищем для полового органа мужа.

- Как? Это удивительно! Для чего же он будет вставлять его туда и как? Ведь там нет никаких углублений.

- У Вас неверные сведения. Ваше интимное местечко создано таким образом, что в него довольно свободно входит интимный орган мужчины. Если у Вас скважинка, то у нас, мужчин, этот орган имеет вид жезла, который сливаясь с женой, супруг вставляет в ее интимное место. В первый раз это очень болезненная операция, поэтому чтобы испытать меньше боли девушки просят знакомых научить их, как избавиться от этих неприятных и довольно болезненных ощущений. В последующем, сливаясь в любовных объятиях с мужем, молодая жена испытывает чувства неописуемого восторга, наслаждается соединением с ним. Живя с ним в законном священном браке, женщина может ежедневно наслаждаться любовью мужа.

- Вы рассказали мне столько новых для меня, и удивительных вещей, что я хочу у Вас спросить.

- Спрашивайте милая Полина.

- Вы поможете мне избавиться от описанных Вами неприятных ощущений? Подготовите меня к браку с Вашим братом?

- Это мой родственный долг милая Полина. Кстати, раз уж я здесь, мы можем сделать это прямо сейчас. Вернувшись в имение, я обрадую Александра Вашим согласием на брак и после подготовки к свадьбе, не мешкая, обвенчаю Вас.

- Что мы должны делать? Я совершенно ничего не знаю.

- Прежде всего, я должен лечь к Вам в постель, освободить Вас от одежды и приступить к самому важному в Вашей жизни, избавлению Вас от болезненных ощущений.

- Я верю Вам Петр Сергеевич и готова подчиниться Вам.

Забравшись в ее девичью постель, он избавил ее от одежды и сняв свою ночную рубашку привлек трепещущее тело девушки к своей груди. Целуя ее губы и грудь, он незаметно возлег на нее и раздвинув послушные ножки, приступил к самому приятному моменту. Раздвинув ее половую щель, его член начал медленно входить в ее девственное лоно.

- Ой!

- Вот и все. Теперь, если Саша будет нежен и умел в любви, Вы больше никогда не испытаете боли. Вам приятно сейчас?

- Да. У меня очень странное и волнующее ощущение внутренней наполненности. Разве больше ничего не будет?

- Отчего же? Ваше интимное местечко должно хорошо освоиться со своим гостем, тогда любя мужа, Вы без труда примете его в свое лоно.

- Тогда, прошу Вас, Петр Сергеевич, продолжайте мое обучение. Для будущего мужа мне хочется стать умелой и приятной супругой. Чтобы он был доволен мной.

- Тогда, милая мадемуазель Полина, мне придется у Вас задержаться несколько дней, чтобы мы могли проделать это с Вами несколько раз. Тогда Ваше лоно хорошо свыкнется с присутствием в нем мужчины и во время любви с супругом, у Вас ни разу не возникнет неприятных ощущений.

- Вы так добры ко мне, милый Петр Сергеевич. Я буду с удовольствием брать у Вас уроки супружеских наслаждений. С Вами так приятно обучаться, что я готова это делать бесконечно.

Наслаждаясь девственным телом молодой девушки, он проявил неподдельную, буйную страсть. Лежа под ним, она принялась инстинктивно и пылко подмахивать ему, затем достигнувши высшего наслаждения, несколько раз страстно содрогнулась от чудесного упоительного восторга.

- Ах, Петр Сергеевич! Как это чудесно! Это так приятно и восхитительно! Что со мной было? Я ни когда еще не испытывала такого приятного чувственного наслаждения.

- Это значит, что Вы, милая Поленька, уже стали очень страстной чувственной девушкой и мне наконец удалось пробудить в Вас желание. Мне приятно, что я нравлюсь Вам, как мужчина, что Вам приятно со мной.

- Вы, Петр Сергеевич, необыкновенно приятный мужчина. Я с удовольствием продолжу наши чудесные уроки. Скажите, а Ваш брат Александр, такой же приятный мужчина, как Вы? Или Вы лучше его?

- Этого я к сожалению, твердо не знаю, но раз он мой близкий родственник, то вероятно, он тоже не плохой и ласковый мужчина. Мне кажется, он будет страстно любить Вас, потому что не любить Вас, не возможно. Вы, очаровательная девушка.

- Мне уже не терпится выйти за него замуж, но перед этим, Вы научите меня всему, что должна знать хорошая жена. Мне приятно брать у Вас уроки супружеской жизни. Вы изумительный учитель.

- Я обещаю Вам, милая Поленька. Давайте продолжим наши милые уроки, тем более, что я чувствую, как на моем члене, уже страстно сокращается от желания Ваше нежное лоно.

- Это оттого, что Вы не вынули из него Ваш член. Мне необычайно приятно чувствовать его. Ах, как мне хочется Вас!

Встав рано утром, Полина пошла по парку. Из ее головки не выходил милый, нежный Петенька. Горячо обожаемый ею Петр Сергеевич. Ах, она безумно влюбилась в него, и не хочет никакого Саши. Что его брат? Если вчера, лежа под Петром Сергеевичем она испытала три упоительных оргазма. Его волшебный член заставлял содрогаться и страстно трепетать ее нежное девичье тело. А его нежные, требовательно сосущие ее полненькую грудь губы? Их соски до сих пор сильно опухши. Вспоминая его, она почувствовала, как сладостно ноет и вздрагивает низ живота.

Петр Сергеевич сыскал ее в уединенной увитой плющом беседке. Увидев его, она порывисто вскочила и повинуясь порыву, бросилась в его объятие.

- Мы можем продолжить наши чудесные уроки Поленька, - поднимая ее платье, хрипло произнес он.

Стоя перед ним, девушка позволила ему снять штанишки и повинуясь его рукам, медленно опустилась на торчащий член.

- Полин, что это у Вас торчит между ногами? - Неожиданно забежав в беседку, спросила ее младшая сестренка Лизонька..

- Петр Сергеевич учит меня быть хорошей женой и любезно готовит меня к замужеству. Тебе, Лиза, еще рано знать это..

- Отчего же рано? Ведь совсем скоро, я так же, как ты, выйду замуж и мне тоже хочется научиться быть примерной женой..

- У тебя еще очень маленькое интимное местечко и оно не вместит большой орган Петра Сергеевича, так что он не может учить тебя супружеской любви.

- Пустое! Я уже взрослая девушка и мое интимное местечко тоже покрыто волосиками. Правда пока, их совсем мало, но они скоро вырастут и я стану взрослой девушкой.

- Хорошо Лизавета Викторовна, сегодня же вечером я начну обучать Вас тому, как стать хорошей женой.

- Полин, тебе сейчас не больно? - Присматриваясь к торчащему в половой щели члену Петра Сергеевича, с любопытством справилась Лиза. - У Петра Сергеевича такой толстый половой орган.

- Нет мне, совершенно не больно. Напротив Лизонька, это ужасно приятно. Он так чувственно ласкает мое лоно. Я наслаждаюсь нашим слиянием.

- Я тоже хочу испытать эти приятные ощущения. Петр Сергеевич, я буду с нетерпением дожидаться Вас. Придите, не обманите меня.

- Непременно приду к тебе моя милая Лизонька.

- Ах, Петр Сергеевич, Вы уж будьте с нею бережны. Она еще такая молоденькая девочка, что я опасаюсь, как бы вы случайно не повредили ее интимное местечко.

- Не волнуйтесь милая Поленька, я не наврежу Вашей милой сестре.

- Ах Петр Сергеевич. Мне так приятно сидеть на Вашем органе. Он вызывает в моем теле приятное возбуждение. Подвигайте им, поласкайте меня.

- Встаньте возле стола и упритесь в него руками. Я хочу Вас любить.

Задрав на девушке платье, он принялся рьяно любить ее, крепко прижимая бедра к нежным округлостям ее круглого задка.

- Ах, Петр Сергеевич! Я задыхаюсь! Это так восхитительно и чудесно! Петя-я-я! Милый!

Вбивая член в ее страстно содрогающееся от упоения лоно, он вырвал его и залил семенем ее судорожно стискивающийся задок. Стекая по спинке, она потекла по глубокой ложбинке между ее округлыми ягодицами и стекла в опущенные трусы.

Лежа под нависающим над ней обнаженным Петром Сергеевичем, голенькая Лизочка с любопытством смотрела, как он пытается вставить член в ее миниатюрную, слишком маленькую для его большого члена скважинку. Плотно охватив его член, она стала понемногу поглощать его. Желая подогреть девочку, заставить ее гротик щедро омыть соками стенки влагалища, введя в нее треть члена, он принялся методично двигать им.

Щечки девочки мгновенно залил нежный румянец, глазки страстно заблестели и после нескольких мелких толчков, он погрузился еще, и тотчас его член уперся в девичью преграду. Легкий толчок, короткий вскрик и их животы слились.

- Вы сделали мне больно, Петр Сергеевич, - пожаловалась она. - Мне и сейчас больно. Ах, он распирает меня внутри! Это приятно.

- Успокойся милая Лизонька, - нежно целуя девочку, ласково сказал он, - сейчас, когда я начну двигать им, тебе будет еще более приятно.

Размеренно двигая членом в ее тесной скважинке, он увидел, как покрываются маревом похоти ее бирюзовые глазки..

- Ах, милый Петечка! Это так чудесно! Я хочу, чтобы это продолжалось бесконечно.

Приподнимаясь на руках, он любовался ее миниатюрной щелочки, плотно охватывающей вздутым от наполняющей губки крови, волосатым колечком.

В такт движениям члена, выпуклый животик девушки сильно вздувался и опадал, кусая припухшие губки, она страстно предавалась любви.

Едва Лизонька стала его возлюбленной, он вдруг подумал, что обе милые сестры бесконечно дороги ему. К тому же, если он женится на Полине, он сможет присоединить ее имение к своей усадьбе и его доходы умножатся.

Чтобы приумножить личное состояние, существенно расширить границы имения, он окончательно утвердился в решении самому жениться на очаровательной Полине Викторовне.. Став его возлюбленной и горячей поклонницей его чудесного члена, Лизочка сказала ему, что хочет жить с ним и сестрой, что она ни когда не выйдет замуж и будет верна лишь одному ему.

Вскоре, Петр Сергеевич Бартенев благополучно обвенчался с молодой дворянкой Полиной Викторовной Смолевской.. Юная красавица Лизочка Смолевская несла за сестрой длинный шлейф ее свадебного платья. В ее чреве, как и в чреве сестры, начинала зарождаться новая жизнь.

Дворовые девки, во множестве, исправно рожали ему красивых здоровеньких младенцев и продолжают рожать их каждый год.

Состарившись, любимая им Палаша оставила имение и ушла на покой. Она живет в небольшом красивом доме, в котором растет ее молоденькая, очень похожая на отца красавица дочь. А вместе с ней живет еще одна красивая девочка, которую часто навещает молодая барыня, младшая сестра барыни, Елизавета Викторовна Смолевская, которая так и не вышла замуж, потому что тайно сожительствует с мужем старшей сестры.

Палашу часто навещают красивые, раздобревшие на барских харчах дочери, Люба и Груша. Почти каждый год, они рожают барину младенцев, которых добрый Петр Сергеевич растит в специально построенном для них приюте.

12 мая 2007 г.


Источник: http://www.pornotext.ru/text/pornotext10002.html

Закрыть ... [X]

Случай в деревне Порно рассказы, порно истории Музыка. группа тату

Любовался ее телом Сын тайно овладел пьяной матерью Порно онлайн
Любовался ее телом Порно рассказ Почему бы не трахнуть тетю?
Любовался ее телом Порно 3ж 1м СмОтрЕтЬ ОнЛаЙн БеСплАтНо
Любовался ее телом Стульчик. Net Эротические рассказы
Любовался ее телом Порно рассказ Экспериментатор
Любовался ее телом Зрелые - deo
Любовался ее телом 2. АНАТОМИЯ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ ЖЕНЩИНЫ
44 способа использования старых колготок и советы для модниц Болезни печени и желчного пузыря: лечение и очищение Вопросы. Нейрохирургический центр им. профессора ГЛАВА 12 УДАЛЕНИЕ ЗУБОВ - vmede. org Интимная пластика фото, пластика половых губ фото Как лучше рассказать родителям о предстоящей свадьбе